понедельник, 9 мая 2016 г.

По Иерусалиму с портретом прадеда, не вернувшегося с Великой Отечественной

71-ю годовщину победы над "коричневой чумой" официально празднуют сегодня, 9 мая, а вчера участников и ветеранов Великой Отечественной чествовал Иерусалим.

С тех пор, как во второй половине 1990-х бывший заммэра столицы Лариса Герштейн прошагала по улицам Вечного города с колонной растроганных до глубины души стариков (пиджаки увешаны орденами и медалями, катится по щеке непрошенная слеза), мне не раз доводилось бывать на парадах Победы. И каждый оставлял двойственное чувство: какое счастье, что День Победы, с которым подавляющее большинство выходцев из государства-победителя связаны кровными, генетическими  узами,  отмечают здесь, на земле, постоянно – вот уже второе столетие подряд - истекающей кровью, истерзанной арабским террором. И какая острая, нестерпимая душевная боль пронизывает тебя до печенок, когда убеждаешься, что с каждым годом живых участников войны становится все меньше, а хранителей памяти о них -многократно больше.

Со дня Победы минул 71 год – значит (посмотрим правде в глаза) самым "молодым" солдатам и офицерам Красной армии, уцелевшим на полях сражений, давно перевалило за 90…

Тактично ли задать седовласому бойцу Черноморского флота неизбежный (по случаю 71-й годовщины Победы) вопрос: "Сколько лет вам было, когда вы ушли на фронт?"


Наблюдаю, с каким волнением расспрашивает о прошлом седовласого старца молоденький парнишка (в руке – нежно-розовая гвоздика, в глазах – восхищение), по виду - офицер-резервист Армии обороны Израиля…

Но что это?


Мое внимание привлекает группа молодых людей в знакомой с раннего детства советской военной форме: гимнастерки, шлемы, брюки-галифе, сапоги…

- Простите, кто вы?!

- Бердичевский Алекс Михайлович! – чеканит молодой мужчина.

- Сколько лет вы живете в Израиле?

- Я извиняюсь, но по приказу командира мне запрещено давать интервью.

- …Потому что вы служите в Спецназе израильской армии?

- Нет, оттого что я работаю в концерне авиационной промышленности.

Алексу Бердичевскому (в руках – портрет деда Якова Исааковича Бердичевского) запрещено интервьюироваться, впрочем, как и всем сотрудникам ведущего предприятия отечественной оборонной промышленности. Но требуются ли слова, если внук – точная копия деда, разве что выглядит лет на 10 старше, чем когда дед ушел на войну.

- Дедушки уже нет в живых, к несчастью… Скончался в 2005 году, похоронен в Татарстане, - уточняет Алекс. 

- А это – наш дедушка Пилипенко Леонид Макеевич. Не вернулся с войны. Пропал без вести в сентябре 1941-го под Киевом, - рассказывает Ирина Грекова, жительница Бейт-Шемеша. – Мама всю жизнь его искала, а бабушка всю жизнь ждала.

Ирина в Израиле 15 лет.

- Какие чувства вы испытываете здесь, в Иерусалиме, на параде Победы?

- Очень радостно видеть, как много среди нас молодых ребят – солдат и офицеров израильской армии, - говорит Ирина. – Значит, еще не всё пропало: и мы, и наши дети помним тех, кто не вернулся с Великой Отечественной.

Галина, сестра Ирины, разъясняет:

- Традиция "Бессмертный полк Израиля", в рамках которой дети и внуки выходят на парад победы с портретами дедов и отцов – воинов Красной армии, появилась недавно. В такой стране, как Израиль, эта традиция бесценна.

Мое внимание привлекает школьница, в руках – портрет седовласого мужчины (пиджак увешан орденами и медалями).


- Это мой дедушка Владимир Борисович Востров, - объясняет на иврите 12-летняя Элия Йоханан.

Под портретом деда – две даты: 1925-2014. Сражался на фронтах Великой Отечественной, похоронен на кладбище в Иерусалиме.

- Что тебе известно о дедушке, Элия?

- Он был сильным человеком, участвовал в нескольких (типично израильское восприятие! Е.К.) войнах. Дедушка был очень умным и добрым человеком: он любил всех – и все любили его.

- Это ваш покойный муж? – обращаюсь я к бабушке, сопровождающей внучку.

- Если вам удобнее, я тоже отвечу на иврите, - предлагает Лидия Вострова, репатриантка из Минска. – Благодаря деду (его уже нет в живых) внучка с трехлетнего возраста ходит на парад Победы.


- Гвардии младший лейтенант Лев Богорадовский, кавалер ордена Красной Звезды и ордена Славы третьей степени, мой отец, - говорит Дыся Богорадовская (в стране 17 лет, живет в Бейт-Шемеше). – До Победы отец дожил, но вскоре умер в госпитале. В старших классах он вел дневник – храню папины записи по сей день. На войну он ушел после окончания девятого класса, а умер, когда ему едва исполнилось 20. Отец был ранен шесть раз. Все награды он получил девятнадцатилетним.

По специальности Дыся Богорадовская ветврач, в Белоруссии 43 года проработала в лаборатории при областной ветеринарной клинике.

- А в Израиле?

- В Израиле я "метапелет" - 10 лет ухаживала за пожилыми людьми, - говорит она. – Не так давно мой муж умер – я осталась одна. Дети уезжают в Канаду – и меня решили забрать. Мне не хочется уезжать из Израиля, но – обстоятельства… Я держалась, сколько могла.


Ариэль вышел на парад Победы с портретом прадеда и прабабушки – Исраэля Кравеца и Любови Матусевич. Аня, мама Ариэля и внучка Исраэля и Любови, рассказывает, что бабушка была фронтовичкой. По-русски Аня (в стране 18 лет) говорит с акцентом. Что же касается Ариэля, то произнести название родного города своего прадеда (Ленинград) он даже и не пытается, но в глазах ребенка по-взрослому прочувствованная, выстраданная грусть. Генетическая память живет в каждом из нас – Ариэль помнит!


Позже, выступая перед участниками парада Победы, министр абсорбции Зеэв Элькин ("Ликуд"), скажет:

- К сожалению, я уже второй год прихожу сюда не рука об руку со своим дедом, ветераном войны, который сражался и был ранен, а с его фотографией.  Это непросто.

"Ой как непросто…" – вздохнет миниатюрный амфитеатр под открытым небом на улице Гилель.












- Я рад, что около 10 лет назад мы с коллегами-депутатами настояли на том, чтобы узаконить этот парад, - продолжал Зеэв Элькин. – Противники инициированного нами закона говорили: "Зачем? Кто на него пойдет? Через 10 лет уже никого из участников Великой Отечественной войны в живых не останется". И действительно, из года в год в параде принимает участие все меньше ветеранов. Но те, кто выступал против принятия закона, не учли, что участники войны прошли и не такое и многие из них (дай-то Бог!) доживут до 120-ти. И все-таки мы видим здесь все больше людей, которые шагают с портретами своих родителей, дедов, прадедов. Именно это и доказывает, что парад Победы над нацистской Германией будут проводить в Израиле еще много-много лет. Так что скептики, противники закона просчитались.

Мэр Иерусалима Нир Баркат - офицер-десантник, который не раз смотрел смерти в глаза, на Первой ливанской был ранен.


- Мне неоднократно приходилось встречаться с ветеранами Второй мировой войны, и больше всего в их рассказах меня потрясла интенсивность и продолжительность боев, в которых они участвовали, - сказал он. – Даже мне – офицеру и командиру подразделения десантников, не раз терявшему в боях товарищей по оружию (да и сам я был ранен), - даже мне трудно представить, в каких тяжелейших боях вы участвовали. 11 миллионов солдат и офицеров Красной армии погибли на полях сражений Второй мировой войны -  больше, чем все население Израиля.  Четыре долгих года подряд вы вели жесточайшие бои – и выстояли. Мы, израильтяне, просто потрясены вашим мужеством и стойкостью. И если в первые годы существования государства Израиль мы по наивности приписывали Победу армиям союзников, то впоследствии, во время моей учебы на офицерских курсах, для нас примером для подражания были уже не англичане или американцы, а бесстрашные бойцы Красной армии. Своей феноменальной способностью к выживанию, силой боевого духа и непобедимостью государство Израиль обязано вам!

Комментариев нет:

Отправить комментарий