вторник, 7 октября 2014 г.

Маждаль-Шамс – солнечная башня на склоне Хермона

Северная часть Голан – антитеза южной не только с точки зрения географии.  На юге – бескрайняя равнина с редкими каменистыми холмами, на севере – взмывающие ввысь горы. Главная - Хермон. По одному из ее склонов взбирается-взлетает в лазурное поднебесье пасторальная деревня Маждаль-Шамс, в переводе с арамейского языка – "солнечная башня". Это – самая высокая точка Израиля. Красочные дома построены "лесенкой" на высоте 1120 – 1230 метров над уровнем моря.

Зимой Маждаль-Шамс тонет в снегу, зато летом!.. Когда в приморской низменности нечем дышать, а влажность воздуха достигает 75 процентов, из-за чего "государство Тель-Авив" превращается в громадную загазованную сауну, в Маждаль-Шамсе сухо, а по ночам веет живительной прохладой.

Живописный поселок, способный поразить воображение самых взыскательных эстетов, был основан в 1595 году друзским правителем региона Фахр аль-Дином аль-Мани Вторым на земельном участке, владельцами которого были мусульмане из расположенной неподалеку деревни (сейчас на ее месте находится еврейский поселок Неве-Атив – зимняя "столица" Израиля). Мусульманская деревня, в свою очередь, была основана на руинах древнего еврейского поселения, остатки которого, по оценкам археологов, относятся к  второму-третьему векам новой эры.

Старинное кладбище в Маждаль-Шамсе

Под контролем Сирии Маждаль-Шамс находился относительно недолго, всего 23 года – с января 1944-го, когда Дамаск провозгласил независимость, до 1967-го. ЦАХАЛ освободил стратегически важное плато в Шестидневную войну. Жившие на Голанах мусульмане-сунниты, черкесы и алавиты бежали в Сирию (руины брошенных ими немногочисленных поселков можно видеть кое-где на Голанах и по сей день). С места не двинулись только хладнокровные друзы. Им смена режима не впервой!


С тех пор жизнь пограничного поселка изменилась до неузнаваемости: в Маждаль-Шамс ворвалась цивилизация. Усилилось "тлетворное влияние прозападного Израиля" за счет того, что поселок находится в непосредственной близости к горе Хермон, ставшей единственным в Стране горнолыжным курортом. Чтобы провести зимой на Хермоне пару дней, многие израильтяне останавливаются не в Неве-Ативе, а в Маждаль-Шамсе. Под давлением обстоятельств (приток туристов резко усилился) пришлось построить в деревне  отель "Нарцисс" и пару-тройку комфортабельных циммеров, а заодно открыть современные рестораны и кафе, но не только!
Многие жители поселка, население которого составляет порядка 11 тысяч человек – больше половины всех друзов Голан, получили высшее образование, в том числе в российских и украинских вузах, и бойко говорят по-русски. Другие окончили университет в Дамаске (после Шестидневной войны правящий режим Сирии всячески настраивал друзов Голан против Израиля и завлекал домой материальным стимулом, позволяя учиться в вузах бесплатно).

С утверждением в 1981 году Кнессетом Закона о Голанах, на основании которых на плато была распространена израильская юрисдикция, "халява" закончилась. Учебу в вузах Дамаска друзы Голан продолжали – пускай и за плату до недавнего времени, пока пограничный терминал "Кунейтра" не попал под контроль джихадистов "Фронта аль-Нусра".

Что касается экономики, то в Маждаль-Шамсе выращивают яблоки, черешню, вишню, клубнику, которые можно есть килограммами: ничего вкуснее не найдешь не только в Израиле, но и в Европе!

Белая черешня, помните ее вкус?

Здесь, в Маждаль-Шамсе, был снят нашумевший фильм "Сирийская невеста" израильского режиссера Эрана Риклиса. Впрочем, с началом гражданской войны в Сирии  эта лента, ставшая в 2004-2005 годах призером международных фестивалей, утратила свой политический пафос. Какой уж там арабо-израильский конфликт, если в соседней Сирии три года полыхает кровопролитная гражданская война, унесшая 190.000 человеческих жизней…

ТАЙНЫ ИСТОРИИ И ГЕОГРАФИИ

Друзы на протяжении всей своей многовековой истории подвергались жесточайшим гонениям со стороны мусульман. Крайне болезненная историческая память трансформировалась у них не в ненависть, а в… лояльность. Традиция диктует друзам безоговорочную преданность режиму того государства, на территории которого они проживают. И если до сих пор большинство друзов Голан (чуть не 70%) не сочли нужным получить  израильское гражданство, то лишь потому, что несколько десятилетий подряд они находились в подвешенном состоянии.

Вот какой мёд производят в Маждаль-Шамсе

После Шестидневной войны старейшины друзской общины призвали правительство Израиля аннексировать Голаны и предоставить им израильское гражданство, но с толку их сбили противоречивые заявления Голды Меир и Моше Даяна относительно маячащего за далеким горизонтом "мира" в обмен на освобожденные земли. 

Искусственное озеро в окрестностях Маждаль-Шамса   

В 1974 году, после Войны Судного дня, Израиль отступил из сирийского города Кунейтра. Для друзов это стало сигналом тревоги: ситуация нестабильна и непредсказуема. А вдруг Голаны вернут Сирии? Какая участь ждет в этом случае тех, кто публично клялся в преданности Израилю?! С тех пор если кто и брал израильское гражданство, то делал это тайно, чтобы не попасть в Сирии в черные списки "предателей".
По той же причине друзы Голан, в отличие от своих единоверцев из Галилеи (в большинстве – выходцев из Ливана), не служат в израильской армии. Порядка сорока лет (два поколения!) они пребывали в состоянии неизвестности и страдали "раздвоением личности".

Шейх из Маждаль-Шамса

"Болезнь" резко усилилась после подписания "ословских соглашений" и достигла критической точки в 2007-8 годах: тогдашний премьер Израиля Эхуд Ольмерт буквально умолял Хафеза Асада обменять на Голаны бумагу, на которой предполагалось напечатать текст договора.

Женщины в Маждаль-Шамсе стеснительны

В Сирии тем временем усиливались совершенно иные тенденции, вылившиеся три года назад в "арабскую весну" и благословленную президентом Обамой "демократизацию", а затем - в смертоносную гражданскую войну на почве  межэтнической ненависти.

Жители Маждаль-Шамса

Окончательно "исцелились" друзы Голан от "раздвоения личности" этим летом, когда в 10-15 километрах от пасторального Маждаль-Шамса, Букааты, Эйн-Кании и Масаадэ прогремели первые взрывы. Вот уже два месяца значительный участок границы с Сирией на Голанах контролируют головорезы-джихадисты.  "Фронт аль-Нусра", прямое производное "Аль-Каиды".

В районе Кунейтры и ее окрестностей правительственные войска Асада ведут с джихадистами ожесточенные бои, а недавно военно-воздушные силы международной коалиции приступили к бомбардировке тех регионов Сирии, которые были захвачены суннитской террористической организацией "Исламское государство", повергшей в панику не только просвещенный Запад, но и часть умеренных арабских государств. 

На рынке в Маждаль-Шамсе 

Нет, до Маждаль-Шамса звуки канонады и гром взрывов пока не докатились –  бои ведутся к югу отсюда, "шальные" снаряды долетают только до кибуцев Эйн-Зиван и Мером Голан. Зато легендарный "Холм крика" прекратил свое существование. 

Вид на Сирию с Холма крика

Если лет 15-20 назад жители Маждаль-Шамса поднимались на этот холм, чтобы хотя бы издалека увидеть своих родных, оставшихся после Шестидневной войны в Сирии, то в эпоху интернета и сотовой связи необходимость в мегафонах (их непременно тащили с собой) отпала. Хочешь – переговаривайся с двоюродным братом или дядьями по Скайпу и публикуй фотографии своего семейства в социальной сети Facebook.

Трудно поверить, что за забором кровь льется рекой

ИЗРАИЛЬСКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ НА ГРАНИЦЕ С СИРИЕЙ

Амар Абуават работает в школе учителем, преподает историю и географию.

- Я окончил колледж "Ораним" в Кирьят-Тивоне, - рассказывает он. – Больше всего меня привлек спецкурс "История Эрец-Исраэль". Преподаю уже 16 лет, но все еще считаюсь молодым учителем.

- Сколько вам лет?

- Тридцать восемь, у нас с женой трое детей – сын и две дочки.

- Чем является для вас Израиль?

- Хотя мой отец и деды родились в Сирии, все мы являемся гражданами Израиля, - говорит Амар Абуават. – Я не просто ощущаю себя израильтянином, но являюсь таковым. Если отвлечься от пропаганды, эта страна дала друзам на Голанах всё, о чем только можно мечтать: нам обеспечена безопасность и равноправие, разве что часть из нас, прежде всего школьные учителя, живут скромно, небогато. Мы с женой Надой коллеги, она получила первую академическую степень в хайфском Арабском колледже, работает воспитательницей в детском саду.  

Отец Амара – Фуад Абуават две каденции занимал в деревне Букаата пост председателя местного совета.

Друзский молельный дом в Маждаль-Шамсе 

- Благодаря отцу я знаю, какую помощь оказывает государство друзским деревням на Голанах, - говорит он. – Современная инфраструктура, водопровод, электричество – все это появилось не по мановению волшебной палочки,  государство вложило в это огромные средства. Что уж говорить о здравоохранении! Кстати, среди друзов на Голанах немало врачей.

- Остались ли у вас родственники в Сирии?

- Да. К несчастью, в последние три года нашим родным грозит смертельная опасность: джихадисты не пощадят друзов, алавитов, черкесов и представителей других меньшинств.

По словам Амара, еще до начала гражданской войны друзы Голан отдавали себе отчет в том, что уровень жизни в Израиле несопоставим с уровнем жизни их родных, оставшихся в Сирии.

- Уже тогда было ясно, что для большинства друзов отступление с Голан стало бы катастрофой, - говорит он, - но говорить об этом вслух многие не решались.


- В Сирии живет моя сестра, - рассказывает Фаузия аль-Сафади, жительница Маждаль-Шамса. – Мы постоянно перезваниваемся. В последнее время в Сирии настолько опасно, что никто и не помышляет о будущем – все сосредоточены лишь на том, чтобы остаться в живых здесь и сейчас.

Клан аль-Сафади живет в Маждаль-Шамсе не менее 120 лет – несколько поколений. У Фаузии и ее мужа Фаида пятеро взрослых детей.

- Старший сын Хасан - ветеринар, высшее образование получил в Киеве, второй сын Гулан закончил колледж альтернативной медицины в Рамат-Авиве (Тель-Авив), работает по специальности. Дочь Зихэн окончила лет двадцать назад университет в Дамаске, работает на Голанах учительницей. Младшая дочь Рушан окончила колледж "Охало" в Кацрине, преподает в школе, а младший сын Сафуан учится в колледже в Хайфе – станет программистом, - рассказывает Фаузия.

В 1998 году, когда Хасан учился в Киеве, супруги аль-Сафади съездили в СНГ.

- Мы побывали в Киеве, Москве и Санкт-Петербурге, - рассказывает она. – Потрясающие города! Мы были в восторге не только от масштабов, истории и  архитектуры, но и от людей – гостеприимных, искренних, радушных. Между друзами, русскими и украинцами много общего: очень приветливые открытые люди.  

Из просторной гостиной Фаузии открывается головокружительный вид: ощущение, будто находишься в Альпах.
- Вон там, справа, граница с Сирией, - говорит Фаузия, поднявшись со мной на крышу, - а это - дома наших односельчан. 

Строительство в Маждаль-Шамсе ведется полным ходом. Сооружают дома по индивидуальным проектам: в деревне десятки дипломированных архитекторов.

Возвращаемся в гостиную. Ее стены увешаны холстами, на которых крестиком вышиты портреты неотразимых красавиц. Гостей Фаузия в духе друзской традиции усаживает на покрытые коврами матрасы и потчует экзотическими блюдами национальной кухни: замечательным лабане, рисом в виноградных листьях, крошечными маринованными баклажанами, тончайшими (папиросная бумага!) лепешками и фасолевым супом с помидорами.

На десерт хозяйка подает восточные сладости, ароматные яблоки и приправленный специями кофе в крошечных стаканчиках.   

- Где вы работаете, Фаузия?

- В туристической отрасли: мой муж – лицензированный гид, проводит экскурсии на иврите и по-английски, - говорит она и приглашает: - Пойдемте, покажу вам спальню, в которой ночуют путешественники.

Как и гостиная, спальня с видом на пасторальный пейзаж поражает стерильной чистотой. Войти в друзский дом в обуви – значит проявить неуважение к хозяевам: разуваешься у порога, нисколько не рискуя простудиться – полы покрыты коврами.

Спят постояльцы на таких же матрасах, на которых смотрят в салоне телевизор. Свежие овощи и фрукты, головокружительный пейзаж - идеальный деревенский эко-туризм. В центре страны ни о чем подобном и мечтать нельзя, впрочем...

- Наверное, самый большой наплыв путешественников в Маждаль-Шамсе зимой?

- Ну что вы! – восклицает Фаузия. – В любое время года сюда приезжают американцы, англичане, голландцы, россияне – что уж говорить об израильтянах! В летние каникулы в местный отель не попасть – молодые семьи заранее бронируют номера.

- Фаузия, кем вы себя считаете: друзами, израильтянами или "наполовину" сирийцами?

- Мы – израильские друзы, - отвечает Фаузия (на иврите она говорит чисто, почти без акцента). – Кстати, большинство наших детей, родившихся после 1967 года, имеют израильское гражданство, а в последнее время число желающих его получить стремительно растет.

2 комментария:

  1. Сразу захотелось съездить и посмотреть все своими глазами :)

    ОтветитьУдалить