понедельник, 5 мая 2014 г.

Бедуинские бойцы Армии обороны Израиля: не по закону, а по велению совести


 
Служба в ЦАХАЛе – это не только тяжелая рутинная работа и ежедневный  риск, но и потайная дверь, за которой (если не попадешь под пулю вражеского снайпера и не подорвешься, не приведи Господь, на мине) – совершенно иная жизнь: знакомства (при поступлении на работу непременно столкнешься с начальником, который был твоим командиром); связи (если ты служил в боевых частях, тебя из уважения повысят в должности). А главное – ни с чем несравнимое ощущение. Чувство хозяина. Потому что в государстве, борющемся за существование 66 лет подряд, главным и единственным хозяином является армия.


 
И хотя в постсионистский – "пост-ословский" период определенные круги страстно пропагандируют и услужливо спонсируют уклонение от службы в ЦАХАЛе, в День памяти солдат и офицеров, павших во всех израильских войнах, сознаешь: процент крикливых "пост…" чрезвычайно низок - даже несмотря на то, что в Тель-Авиве они составляют почти половину выпускников школ.  

…Пробиться с утра из центра страны на север оказалось непростой задачей: на военные кладбища устремилось более полутора миллиона соотечественников. Нет, далеко не все они пережили непереносимое – гибель самых любимых, самых дорогих, самых близких, незаменимых, но все до единого имеют прямое или косвенное отношение к Армии обороны Израиля. Кто-то вышел в отставку и едет на церемонию памяти однополчан. Кто-то сопровождает сына, сослуживцу которого не было суждено узнать, что оплакивать его будет не только безутешная мать и осиротевшая малышка-дочь, но – тысячи, десятки тысяч абсолютно незнакомых людей. Тех, кто навсегда останется молодым,  оплакивает сегодня здравомыслящий, не разучившийся чувствовать, любить и жертвовать собой Другой Израиль. 
 
 
Сегодня, 4 мая, - день Другого Израиля, настоящего, день Эрец-Исраэль. Альтернатива однотипным будням, когда СМИ с утра до ночи обрушивают на нас угрозы: если в кратчайшие сроки Израиль не отступит в (неподдающиеся обороне – цитирую Ариэля Шарона) границы 1967 года, мы станем "государством апартеида". Или: если правительство не освободит из тюрем убийц евреев, в память которых сегодня на военном кладбище в Иерусалиме прошла церемония, от которой сердце рвется на части, - нас ждет новая интифада. И только в День Памяти этот назойливо-устрашающий стрекот  уступает место фактам, не будь которых – никакого Израиля давным-давно не было бы и в помине. 

  
В нашей стране действительно многое шиворот-навыворот. Возможно, именно благодаря этой "сумасшедшинке", этой способности на безумно дерзкие поступки Израиль и держится. 

В этом я еще раз удостоверилась, с трудом продравшись сквозь заторы на перекресток ха-Мовиль, где находится Мемориальный комплекс в честь павших воинов-бедуинов. 
 
 
Нет, это не оговорка. Воины-бедуины - неотъемлемая часть сюрреалистической повседневности, благодаря, а не вопреки которой мы вот уже 66 лет выживаем, выстаиваем, побеждаем полчища ослепленных ненавистью врагов, строим start-up nation и продолжаем тихо сходить с ума от наивности и слепоты смертельно индоктринированной врагом "международной общественности", к тому же постоянно подогреваемой воинствующими израильскими "пост…". 


…Первое, что бросается в глаза в парке, в центре которого на камне выгравированы имена 188 воинов-бедуинов, павших в разное время при самых невообразимых (война и террор – жуткая подлость!) обстоятельствах, - это  молчаливая толпа.
 
 
Традиционные арабские одеяния осиротевших матерей могут ввести в заблуждение, но полные скорби глаза – никогда: именно здесь состоится еще одна скорбная церемония памяти.
 
  
- Вот один из наших дядьев – Хасан, - говорит Юсеф Шибли, приглашая меня в Музей боевой славы. – Вот двоюродный брат моего отца. А это – мой брат Самия, познакомьтесь. 

29-летний Самия  и 27-летний Юсеф Шибли – выпускники юридического факультета Хайфского университета. Служат в военной прокуратуре. В мемориальный комплекс приехали с младшим братом 24-летним Мусой, недавно демобилизовавшимся из легендарного НАХАЛя. 

- Я отслужил в боевых частях, - сообщает Муса будничным тоном, но глаза – глаза не обманут: они сияют от гордости. 
 
 
- Значит, вы – воин-резервист? 

- Естественно! 

- Вот снимок нашего дяди – погиб в 1982 году на границе с Ливаном в бою с террористами "Хизбаллы", - говорит Юсеф. 
 
 
- А вот наш покойный дядя, который был убит на Первой ливанской войне, - вторит Самия. 
 
 
- Еще один родственник – Хасанд Шибли, погиб в 1987 году в ходе секретной операции. Командиры считали его одним из лучших следопытов, - говорит Юсеф. 
 
 
- Скольких же родных потеряла семья Шибли? 

- Одиннадцать душ, - хором отвечают Самия, Юсеф и Муса. 

- Скорее – церемония начинается, - торопит Зияд Саади, председатель бедуинского отделения Всеизраильской организации "Яд ле-Баним", единственная цель и задача которой – увековечение памяти павших воинов. 
 
 
Выскакиваем из музея и спешим к обелиску. Но нет, к нему не пробраться. Усиленный динамиками вой сирены (11 утра – минута молчания) чем-то напоминает мне Вторую ливанскую. Летом 2006 года, вскоре после того, как Израиль отступил на юге в границы 1967 года, Насралла показал зубы на севере. Наравне с евреями в убежища были загнаны бедуины. Большинство из них пережили двойную травму: страх перед ракетными обстрелами усиливался горечью осознания, что боевики "Хизбаллы" стреляют по своим (арабы, напомню, составляют 20% населения Израиля). 
 
 
Что же касается собравшихся сегодня в Мемориальном комплексе вдов,  безутешных родителей и осиротевших детей (их в бедуинском секторе 1010) – все они вместе с нами тоже существуют в сюрреалистической действительности, причем еще более жестокой. В отличие от наших сыновей,   подлежащих призыву в ЦАХАЛ в соответствии с Законом о всеобщей воинской повинности, бедуины идут в армию добровольцами. Никто не принуждает их являться на призывные пункты и уж тем более - сражаться с собственными "братьями по крови" – будь то "Хизбалла" или ХАМАС. Как сказал Зияд Саади, Израиль они защищают по велению совести. И гибнут за эту страну – потому что считают себя ее неотъемлемой частью. 


Что может быть более естественным, чем готовность защищать Страну, в которой живешь и гражданином которой являешься?
 
 
Но нет. Если послушать идеологов "Исламского движения в Израиле", бедуины, добровольно призвавшиеся в "армию сионистских оккупантов", - это предатели.

  
- Увы… - подтверждает Зияд Саади. – Жизнь – сложная штука. 
 
 
Поминальная церемония в разгаре. Армейский раввин читает молитву на иврите. Бедуинский шейх вторит ему по-арабски.  
 
От имени правительства к собравшимся обращается Яир Шамир – министр сельского хозяйства и развития аграрных районов, пилот израильских военно-воздушных сил, бывший начальник Управления электроники ВВС. 
 
 
- 188 воинов-бедуинов пали на полях сражений, защищая государство Израиль, - говорит он. - Хочу особо отметить: в отличие от евреев, друзов и черкесов, которые призываются на службу в ЦАХАЛ в обычном порядке - в рамках исполнения своего гражданского долга, бедуины идут в Армию обороны Израиля добровольцами. Какой же силой духа, каким чувством сопричастности и патриотизма нужно обладать для столь дерзкого (с точки зрения собственной общины) шага! Сопереживание с членами семей, потерявших самых близких, самых дорогих людей, настолько сильно и всепоглощающе, что нет слов, способных выразить нашу общую боль. Но государство Израиль уникально: у нас боль утрат делится на всех точно так же, как на всех мы делим радость побед. Каждый из нас по-своему гордится этой уникальностью и большинство (ярчайший пример – бедуины-добровольцы) готовы отдать жизнь за будущее своего Отечества.  
 Судя по интонациям, у полковника Шамира сегодня тоже тяжелый день. Утром на своей странице в социальной сети Facebook ветеран ВВС сделал такую  запись:  

"Я помню каждого – такие молодые, устремленные в будущее, гордые за свое молодое государство: Кирш, Гиль, Арье, Йонатан, Меир, Яшме, Йошпе, Эфи, Арик – этот список можно продолжать до отчаянной, нестерпимой боли. День памяти и День Независимости, с моей точки зрения, - это "хешбон нефеш" нации, когда мы вновь и вновь думаем не только о прошлом своей Страны, но и о будущем. Процитирую высказывание своего покойного отца Ицхака Шамира: "Маленькая страна со скромными ресурсами сможет противостоять любому вызову, если ее народ полон веры и объединен вокруг исторической и идеологической основы, на которой зиждется наше государство. Это государство народа, сильного, как скала, такой народ не сломить".  

Израиль объят глубочайшей скорбью, но мы полны решимости твердо стоять на своем и завершить ту миссию, во имя которой вы, Кирш, Гиль, Арье, Йонатан, пожертвовали своей жизнью.

Мы любим и помним каждого из вас.

Мы будем помнить и любить вас"…

Комментариев нет:

Отправить комментарий