пятница, 13 сентября 2013 г.

Start up nation на планете Биньямин (к 20-летию «ословских соглашений»)


Сегодня 13 сентября, пятница. В нынешнем году Судный день совпал с 20-летием "ословских соглашений": договор был подписан 13 сентября 1993 года при посредничестве американского президента Билла Клинтона. На радостях трем подписантам - Рабину, Пересу и Арафату вручили нобелевскую премию мира.

Однако ни бумага, на которой отпечатан договор, составленный по формуле «мир в обмен на территории», ни присужденная профессиональному арабскому террористу премия не прибавили Израилю ни безопасности, ни спокойствия. Наоборот! 24 сентября 1994 года в Бацре неподалеку от Раананы террористы забили насмерть жителя Димоны Игаля Вакнина, приехавшего в центр страны на работу. Ответственность за зверское убийство взяли на себя «Бригады Изз ад-Дин аль-Кассам» (ХАМАС). 
5 октября 1993 года в районе поселка Бейт Эль прогремел взрыв: арабский водитель начинил взрывчаткой автомобиль и подорвался на четырехколесной бомбе рядом с рейсовым израильским автобусом. 30 человек были ранены.

9 октября 1993 года в живописном (марсианский пейзаж!) ущелье Вади Кельт в Иудейской пустыне террористы «Исламского джихада» убили Дрора Форера и Эрана Бахара.


29 октября на птицеферме в районе Рамаллы борцы за освобождение Палестины  захватили Хаима Мизрахи, приехавшего на работу из Бейт Эля. Он был зверски убит, тело Мизрахи было сожжено.  


…Ави Роэ, председатель регионального совета Биньямин, помнит жертв арабского террора  поименно. Для него (впрочем, как для любого вменяемого израильтянина) 20-летие «ословского соглашения» - траурная дата. 


Что же касается министра туризма доктора Узи Ландау и генерального директора Поселенческого отдела Всемирной сионистской организации (ВСО) Ярона Бен-Эзры, то 12 сентября, в канун 20-летия торжества утопической концепции, они приехали в Иудейскую пустыню с одной-единственной  целью: наметить программу ускорения развития туризма в округе Биньямин.


Заповедник Эйн Мево в Вади Кельт, что в северной части Иудейской пустыни, – это мираж, ставший явью. На берегу речки Прат раскинулся сказочный зеленый оазис: лазурная поверхность воды завораживает. Эйн Мево – место уникальное: источник дышит, у него бьется сердце!  


- Прямо у вас на глазах вода на несколько минут исчезает, колодец мгновенно опорожняется, а спустя какое-то время так же быстро наполняется, благодаря чему возникает ощущение сердцебиения, - объясняет Коби, сотрудник Управления национальных парков и заповедников. – Во времена британского мандата река Прат снабжала пресной водой восточные кварталы Иерусалима. В 1931 году был выкопан  колодец глубиной четыре с половиной метра и оборудована насосная станция. Качать из пустыни воду в Иерусалим перестали после Шестидневной войны: после объединения столицы израильские власти подключили арабские кварталы к центральному водоводу.



В 2008 году Управление национальных парков и заповедников решило открыть Эйн Мево для путешественников. 



- Мы вывезли отсюда тонны мусора, накопившегося за много-много лет, тщательно очистили колодец и оба берега речки, окультурили территорию – и в Эйн Мево хлынул поток путешественников, - говорит Коби. - В июле-августе этого года здесь побывали 120.000 любителей природы и истории. Вход бесплатный. Обслуживание ничуть не хуже, чем в заповедниках, за посещение которых надо платить.   

- Откуда приезжают израильтяне? – спрашивает Узи Ландау.


- В основном из Иерусалима, Иудеи и Самарии, - говорит Коби. – Впрочем, Иудейская пустыня все больше привлекает светских жителей центра страны: райский уголок для любителей горных велосипедов. В прошлом году, например, сюда приехали несколько сот велосипедистов, мы сняли на видео их марш-бросок.
Следующий пункт – древний Шило, 369 лет служивший первой столицей и духовным центром еврейского народа. Согласно Торе, здесь в доиерусалимский период находился Храм, Скиния Завета и Ковчег Завета со скрижалями.


Археолог Ханания (записать его фамилию мой диктофон отказался) демонстрирует  артефакты. Лабораторный анализ показал: часть относится к Бронзовому периоду.
- Студенты-волонтеры Ариэльского университета каждое лето участвуют в археологических раскопках, - говорит Ханания.


На вершине величественного холма высится суперсовременный Центр посетителей.  Со смотровой площадки причудливой круглой башни открывается панорама, от которой голова идет кругом: ощущение такое, будто находишься в центре Вселенной. 

В прохладном зале-амфитеатре полутемно. 



Сквозь стекла можно видеть дивные склоны  раскинувшихся вокруг холмов, на которых продолжаются археологические раскопки. Внезапно стекла темнеют и превращаются в 12 (по числу колен Израиля) экранов. 




Из тьмы веков выплывают точеные лица, отмеченные мудростью и вечной, неиссякаемой печалью: красавец Элькана, его жена Ханна… Здесь, в древнем Шило, молодая женщина обращается к Всевышнему со страстной мольбой послать ей сына.



Молитва Ханны услышана: на свет появился Самуил! 

13-минутный художественный фильм уникален: использование высоких технологий (Израиль – start up nation!) позволяет перенести зрителей на «машине времени» в седую старину и создать ощущение личного участия в полных драматизма событиях. Периодически 12 стекол-экранов бледнеют и заново обретают прозрачность – мы видим реальные холмы, на которых происходили описанные в Торе события – трагические и радостные. Здесь, в  Шило, наши далекие предки ежегодно устраивали праздник молодого вина. Девушки водили в виноградниках хороводы и танцевали. Здесь берет начало Ту Бе-Ав – еврейский праздник любви.


- Господин министр, каковы ваши впечатления? – спрашивает Элиана Пассентин, репатриантка из США. 

- По-моему, слова ни к чему: здесь, в древнем Шило обязаны хоть раз в жизни побывать все израильтяне, - говорит Узи Ландау…


Спускаясь по узкой каменистой тропе, любуюсь раскинувшимся на холме виноградником.  Точно такой же я только что видела на экране.


На нижнем ярусе нас встречает толпа восторженных девушек: затаив дыхание, старшеклассницы слушают объяснения преподавателя истории.


- Девочки, откуда вы? 
- Из Бейт Эля! 


Нет, конечно, округ Биньямин – это не только сюрреалистический марсианский пейзаж, но и 40 высокоразвитых цветущих поселков, созданных еврейскими первопроходцами менее чем за четыре десятилетия. Это виноградники, прижившиеся на каменистой, бесплодной, на первый взгляд, почве, и всемирно известные винодельни. Это предприятия по производству высококачественного оливкового масла и замечательные кафе, в каждом из которых подают пищу богов. 


Если вы увлекаетесь художественной фотографией, отправляйтесь на планету Биньямин в шесть утра или к закату, когда розовеющие в солнечных лучах величественные холмы приобретают причудливые формы и циклопические объемы. 



Если вы программист в компании хай-тека и в перерывах между решением архисложных технологических задач занимаетесь йогой, езжайте на планету Биньямин в дни Суккот: здесь вы наберетесь волшебной энергии, которой хватит на старт-ап в сто раз круче Waze



А если вы поэт, перебирайтесь навсегда в Бейт Эль, Офру или в Псагот. Главное – выехав из Иерусалима в направлении города Маале Адумим и Мертвого моря, не ошибиться поворотом на  площади у поселка Адам и не заехать в Рамаллу.


Кстати, о Фатахлэнде. Так выглядят виллы «обездоленных» палестинцев на «оккупированных Израилем» территориях.


А еще – так.


А вот как элегантно, по-европейски одеты исстрадавшиеся под "оккупацией" девушки:

Если бы не "оккупанты", не видать бы арабам Иудеи и Самарии ни современной цивилизации с сетью автодорог, прорезавших во всех направлениях планету Биньямин, ни многочисленных АЗС с кафе-павильонами, ни сотен тысяч путешественников, благодаря которым в придорожных лавках и шатрах бойко идет торговля.


В секторе Газа, напомню, освобожденные от еврейского присутствия земли так и не застроили и  использовать под сады или виноградники не стали.


Впрочем, арабам нужна не земля, текущая (усилиями государства Израиль) молоком и медом. И над этим неопровержимым – "исламская зима" в разгаре!– фактом стоит задуматься в Судный день.

Комментариев нет:

Отправить комментарий