суббота, 22 июня 2013 г.

Рами Хамдалла – "фиговый листок" палестинской клептократии


В последние дни мы стали свидетелями очередного фарса, разыгранного новым премьер-министром ПА Рами Хамдаллой. Назначенный на пост главы «правительства» всего пару недель назад, бывший президент Шхемского университета внезапно объявил о своей отставке, а спустя сутки – после встречи в Рамалле с Абу-Мазеном – отозвал «заявление об уходе по собственному желанию».

Салам Файяд, предшественник Хамдаллы, тоже неоднократно угрожал лже-«раису» (срок президентских полномочий Абу-Мазена давным-давно истек) отставкой, но в конце концов неохотно соглашался остаться на своем посту, так что зигзаги Хамдаллы не стали ни дня кого неожиданностью. 

Израильская пресса, не утруждающая себя поиском истины во всем, что связано с «мирным процессом» и его фигурантами, отнеслась к отставке-возвращению палестинского «премьера» с тактичностью тайной любовницы. Мало ли какие расхождения во мнениях выявились между Хамдаллой и одним из его заместителей:  милые бранятся – только тешатся. И если Хамдалла решил остаться – браво! Вдруг хотя бы он – профессор-лингвист, интеллектуал, последовательно поддерживающий ФАТХ, сможет сдвинуть с мертвой точки отчаянно буксующую машину «мирного процесса» и приведет наш многострадальный регион к светлому будущему – без «оккупации». А также - без еврейских поселений и почти 45-летней истории трех поколений граждан Страны, для которых практический сионизм – заселение земель Эрец-Исраэль – стал делом всей жизни.

Членораздельно разъяснил причины назначения Хамдаллы, а затем и мотивы его колебаний американский журналист Джонатан С. Тобин, один из редакторов Commentary. В статье под заголовком «Хамдалла, мы не успели узнать вас», автор напоминает: назначая шхемского профессора на место Салама Файяда, глава администрации ПА Махмуд Аббас (Абу-Мазен) думал, что получит гибкого и удобного премьер-министра. Однако спустя всего две недели Хамдалла взбрыкнул. На своей персональной странице в социальной сети Facebook он написал, что решение об увольнении с поста премьера связано с «вмешательством извне» в его полномочия и обязанности. Иными словами, Хамдалла не счел возможным выступить в качестве прикрытия клептократии ПА.  

Американский аналитик Джонатан Тобин, в отличие от большинства израильских журналистов, возомнивших себя политиками и продвигающих в СМИ идеологию МЕРЕЦ, назвал вещи своими именами. Клептократия - это власть воров и казнокрадов. Что уж говорить об автономии, львиная часть казны которой состоит из астрономических денежных вливаний сердобольного Запада!

Сегодня каждый школьник в Рамалле и Газе понимает: если усилия госсекретаря США Джона Керри увенчаются успехом и автономия преобразуется в государство, «палестинская проблема» навсегда сойдет с повестки дня, а значит, международная общественность сведет на нет и денежные пожертвования, за счет которых баснословно разбогател вначале Арафат, а затем и Абу-Мазен.

Палестинцы не собираются возвращаться за стол переговоров, им неважно, кто является их премьером, и все, за исключением госсекретаря Джона Керри, знают об этом, пишет Тобин. И если Аббас попытался подыскать на пост премьера человека с незапятнанной репутацией, то исключительно для того, чтобы он стал «фиговым листком», прикрывающим чудовищную коррупцию, благодаря чему иностранная помощь продолжит поступать.

Файяд, продолжает автор, пытался улучшить жизнь своего народа. Благодаря его усилиям  появилась надежда, что до коррумпированной вотчины Арафата дойдет цивилизация. Не подвернись Абу-Мазену в свое время Файяд и займи место премьера один из функционеров ФАТХа, Запад бы очень быстро убедился в том, что единственное, на что направлены усилия руководства ПА, - на воровство и взяточничество! Именно из-за того, что Файяд явно оказался не на своем месте, ему пришлось, в конечном счете, уйти.

Никто не знает, пойдет ли Хамдалла по стопам своего предшественника. Но еще до того, как из США и из Европы в его адрес зазвучали хвалебные оды, новый премьер понял, что единственная роль, которая отводится ему руководством ПА, - служить прикрытием коррупции и казнокрадства.

Палестинская политическая культура такова, что стремление к сильному правительству, руководствующемуся принципом прозрачности, - это последнее дело. Вся экономика ПА зиждется на очковтирательстве: иностранным донорам демонстрируют фиктивные «новые рабочие», в то время как выделенные на них немереные средства оседают в карманах приближенных к кормушке деятелей ФАТХа. И если астрономические суммы иностранной помощи не спасли Файяда, не спасут они и Хамдаллу.

«ПА, слишком воинственная и слишком слабая, чтобы заключить мир с Израилем, - является  очень плохим выбором для иностранных доноров, но не ожидайте, что европейцы или Джон Керри откажутся от продолжения попыток подкупить палестинцев с тем, чтобы они вернулись за стол переговоров или создали жизнеспособное правительство, - пишет Тобин. – Подкуп не сработает. Единственная цель руководства ПА -  увековечивание конфликта с Израилем и обогащение чиновников ФАТХа».

А сейчас – вопрос на засыпку. Если на фоне неопровержимых фактов даже американские аналитики-миротворцы постепенно прозревают, неужели премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу слеп и глух: в 2009 году с трибуны Бар-Иланского университета он озвучил речь о двух государствах, а в новой каденции – на фоне кровопролитной «арабской весны» - продолжает заигрывать с Абу-Мазеном, периодически приглашая его  к столу?

Часть израильских публицистов из числа сторонников национального лагеря убеждены: Биби совершает роковую ошибку, продолжая идти путем «Осло». Или, по крайней мере, - публично заявляя, что его правительство идет этим путем: слово не воробей, вылетит – не поймаешь. Разве не честнее сказать: наше правительство - против создания палестинского государства? 

В конце минувшей недели в интервью американской газете Washington Post даже Нафтали Беннет, лидер партии «Еврейский дом», констатировал: мало того, что правительство придерживается формулы «двух государств», - он, Беннет, вовсе не собирается разваливать из-за этого правящую коалицию, хотя лично он – против раздела Эрец-Исраэль и создания в Иудее и Самарии арабского государства. С аналогичными заявлениями выступал в бытность министром иностранных дел лидер НДИ Авигдор Либерман, за что был бит – сильно и больно. Но означает ли эта вербальная уступчивость, что стоит лишь правому политику получить министерский пост, служебный автомобиль и шофера, как он тотчас же резко левеет?

А может, наоборот, - умнеет? Недаром сабры любят повторять выражение: «Лучше быть умным, чем правым» (в смысле правоты, а не правизны). Одно дело – официальные заявления (слова, слова, слова). Совершенно иное – реальная политика, которую проводит  правительство.

О результатах этой политики обычно судят по фактам. А они таковы: в предыдущую каденцию правительство Нетаниягу не уступило арабам ни миллиметра земель Эрец-Исраэль. Не уступит и сейчас: на фоне захлестнувшего ближневосточный регион кровопролития Израиль не вправе позволить себе какие-то резкие телодвижения – в противном случае межэтническая ненависть, раздирающая арабские страны изнутри, обернется новым походом на общего для суннитов, шиитов, алавитов, салафистов и прочих джихадистов «сионистского врага».

Что же касается заявлений Нетаниягу-Либермана и Беннета о готовности Израиля к миру, они явно работают в нашу пользу: международное сообщество начинает понимать, какая из двух сторон категорически отказывается от урегулирования, а главное - почему.

Комментариев нет:

Отправить комментарий