понедельник, 11 февраля 2013 г.

Золотой век экстремизма



Предстоящий визит в Израиль президента Обамы остается в центре внимания отечественных СМИ. Каждая уважающая себя радиостанция и телеканал, газета и интернет-сайт на все лады муссируют далеко идущие последствия новой программной речи по проблемам Ближнего Востока. 


Барак Хусейн Обама не решился озвучить свой очередной план в нашей столице с трибуны Кнессета (видимо, в Белом доме  Иерусалим считается «оккупированной территорией»). Выступит высокий гость, скорее всего, в университете Бар-Илан. Да, в том самом вузе, где Нетаниягу в 2009 году вынужденно – под давлением того же Обамы - признал формулу «двух государств».

«Президент США избрал Бар-Иланский университет неслучайно, - поучают нас в прямом эфире поборники «сиюминутного мира». – Обама прибудет в Израиль с одной-единственной целью: заставить правительство Нетаниягу немедленно возобновить переговоры с Абу-Мазеном».

«Параллельно лидеры двух стран обсудят проблему иранской ядерной программы и гражданскую войну в Сирии, в том числе опасность, которая исходит из этого государства в связи с наличием у режима Асада самых крупных на Ближнем Востоке арсеналов химического оружия, - добавляют (между прочим) более умеренные обозреватели. – Но от возобновления мирного процесса Нетаниягу теперь не увернуться!»

Комментаторы, как водится, выдают желаемое за действительное. Трубачам «Шалом ахшав», конечно, не терпится объявить в стране всеобщую капитуляцию: ведь если Абу-Мазен признает Израиль еврейским государством, Биби придется приступить ко второй части дьявольского – с точки зрения будущего нашей крохотной страны - сценария: демонтажу цветущих поселков в Иудее и Самарии.

Однако реально ли новое «размежевание» и депортация то ли ста, то ли трехсот пятидесяти тысяч евреев на фоне гораздо более масштабных и драматических событий, происходящих в нашем регионе?   

Частичный ответ на свой отнюдь не праздный вопрос я почерпнула в статье Хусейна Шобокши, ведущего программы «Аль-Тахрир» на телеканале «Аль-Арабия». Опубликована аналитическая статья Шобокши в газете «Аш-Шарк Аль-Аусат».

«В настоящий момент, - пишет автор, - экстремизм находится в очень хорошем состоянии, он переживает золотой век и распространяется географически. Возникший в туннелях и пещерах (вспомним Бин-Ладена – Е.К.), он стал частью общественной жизни и даже обзавелся собственными СМИ. Он создал партии, выдвинувшие кандидатов, и ворвался в парламенты, скандируя лозунги о свободе, справедливости и достоинстве. Однако, несмотря на показной «демократизм», часть экстремистов продолжает клеить другим ярлык «неверных» и атеистов, провоцирует раскол в обществе и разжигают костры  мятежа посредством насаждения радикальных взглядов, которые характеризуются интеллектуальными искажениями и ограниченностью. Вооруженный экстремизм продолжает формироваться под новыми расплывчатыми названиями, но с той же зловещей идеологией».

Религиозный (уточним) экстремизм, констатирует арабский автор, поднимает голову в Северной Африке, Тунисе, Алжире, Ливии, Мали, Йемене, Сомали и других горячих точках. Идеология экстремистов и их сторонников, как магнит, притягивает иностранное вмешательство в дела исламского мира, а это, в свою очередь, приводит к систематическим убийствам (продолжим цитировать) сотен невинных мусульман. Тем не менее, экстремисты продолжают оправдывать великое зло, которое сами же совершают.

Ответственность за то, чтобы противостоять идеологии экстремизма, несут прежде всего сами мусульмане. Такие государства, как США, Франция или Великобритания, не подходят на роль «международного полицейского», пишет Хусейн Шобокши.

Исламский мир продолжает относиться к экстремистам как к сообществам, являющимся носителями другой «культуры» с иным «мировоззрением». Но даже в самых свободных и демократических государствах существуют четкие ограничения, водораздел между «борьбой за свободу» и откровенной преступностью. Например, западные государства противостоят неонацистским группировкам, привлекая их членов к уголовной ответственности и тем самым сдерживая распространение их идеологии. И свобода слова нисколько не мешает этому противостоянию.

Автор замечает: последние события в Мали – кровопролитные атаки, совершенные исламистами, прибывшими в это государство из-за границы ради того, чтобы занять часть его территории и объявить о создании там исламской республики с законами шариата – вызвали сочувствие и понимание со стороны значительной части исламского мира. Люди стремились оправдать действия экстремистов и дать им рациональные объяснения,  пренебрегая масштабом причиненного стране ущерба и жуткими последствиями.

«Экстремизм пришел сейчас к власти или, как минимум, участвует в управлении целыми государствами, точно так же, как в принятии политических и экономических решений, - пишет обозреватель. - Преступный деспотический характер экстремистских групп повышается пропорционально их силам и возможностям. Только идеология остается неизменной. В арабском мире акции экстремистов продолжают принимать, защищать и оправдывать на том основании, что они проистекают из исламской культуры, а ее ценности следует высоко ценить, уважать и отстаивать».

Если кто-то внутри исламского мира пытается выразить мнение, не совпадающее с мнением большинства, он ставит под угрозу собственную жизнь. Религиозный фанатизм – вот причина постоянных атак на инакомыслящих арабских интеллектуалов: оппоненты  обвиняют их в секуляризации (утрате веры) и прозападной ориентации.

«Мали, - замечает автор, - не является для экстремистского поезда конечной остановкой, это всего лишь станция по пути следования».

Ближневосточный регион, подчеркивает арабский комментатор, встал на опасный путь дальнейшего усиления кровопролития. Но, несмотря на это, никто не решается поднять вопрос об экстремизме.

Прекраснодушные израильские «ахшавники» определенно не слышат отчаянные призывы светских арабских интеллектуалов к исламистам, уже дорвавшимся к власти или борющимся за нее. Интересно другое: читает ли Барак Хусейн Обама статьи Хусейна Шобокши и ему подобных здравомыслящих одиночек?

Комментариев нет:

Отправить комментарий