пятница, 18 января 2013 г.

Иерусалим: возвращение Шамира



До депортации евреев из Гуш-Катифа столичный рынок Махане Иегуда считался таким же форпостом Ликуда, как старомодная тель-авивская многоэтажка «Мецудат Зеэв» («Крепость Жаботинского»).

Первым выходцем из Ликуда, с позором изгнанным с легендарного рынка, стал Эхуд Ольмерт. Темпераментные лавочники не стеснялись в выражениях – разве что не забросали и.о. главы правительства гнилыми помидорами. Несмотря на гнев старожилов столицы, на выборах 2006 года рожденная в грехе (после «размежевания» ракетные обстрелы многократно усилились) «Кадима» по инерции набрала достаточно мандатов, чтобы еще три года – вплоть до самоуничтожения – пробыть у власти, судорожно пытаясь втюхать  Голаны сирийскому диктатору Асаду, а Иудею и Самарию – отрицателю Холокоста Абу-Мазену.

В каденцию Нетаниягу (почти четыре года у власти!) Израиль ни на миллиметр не отступил с земель Эрец-Исраэль, освобожденных в Шестидневную войну. Но разве факты обсуждает за четыре дня до выборов всемогущая израильская пресса – «сторожевой пес» и пропагандист изрядно «похудевшего» под давлением действительности «лагеря мира»? Сегодня с утра все газеты под аршинными заголовками опубликовали новую «сенсацию»: согласно опросам, национальный лагерь наберет всего 63 мандата, а левоцентристы – 57. Правда, разъяснили вполголоса комментаторы государственной радиостанции «Решет Бет», в эти 57 мандатов включены не менее 11 мест, которые получат в парламенте арабские партии, а они не совсем (как бы выразиться покультурнее) центристские и уж вовсе не сионистские…

«Посему опасаюсь, - уточнил один из обозревателей, - что предстоящие выборы станут для всевозможных институтов социологических исследований Судным днем».

Лично я не верю в точность опросов общественного мнения. Хотя бы потому, что на протяжении всего «кампейна» лично мне ни разу (!) никто из сотрудников всех этих «дахафов» и «геокартографий» не звонил – ни на стационарный телефон и ни на мобильный.

В 1996 году, когда выборы должны были предрешить, кто станет главой правительства – Шимон Перес, лауреат Нобелевской премии мира и автор книги «Новый Ближний Восток»,  или лидер национального лагеря Биньямин Нетаниягу, я впервые уразумела: единственная цель опросов, результаты которых чуть не круглосуточно транслируют по радио и ТВ, - зомбировать избирателей. Вбить нам в подсознание: «лагерь мира» - непобедим, хотя и «жертв мира» (вспомним взрывы террористов-«исламикадзе « в автобусах и кафе) становится все больше.

Именно тогда я впервые поехала на иерусалимский рынок Махане Иегуда, чтобы там провести собственный антисоциологический (нет показателя точнее, чем общение с простыми избирателями) опрос. Ведь только в этой разномастной крикливой толпе можно безошибочно ощутить, насколько усилился или ослабел национальный лагерь.

Вот и сегодня с утра я отправилась в столицу: до выборов – четыре дня. Самое время провести свое традиционное исследование.


Войдя на рынок с улицы Агриппас, позволяю толпе увлечь меня вглубь – в самые потаенные уголки одного из старейших кварталов Иерусалима, возведенных вне стен Старого города.

- Если не секрет – за какую партию вы голосуете? – обращаюсь к пожилым жителям столицы, греющихся на ласковом зимнем солнце.

- Разве вы не знаете - весь Махане Иегуда голосует за Ликуд, - отвечает почтенный старец.

- Лучше скажите, за кого голосуете вы! – окидывает меня оценивающим взглядом другой старожил.

- Погоди-ка, Хаим, кто это?! – перебивает третий. – Неужто Шамир?!


«Уа, ми зе ба, Шамир осе маапеха!» - оглашает рынок скандируемая хором еврейская «частушка», которой ликудники обычно приветствуют Нетаниягу. Сегодня ее, впрочем, переиначили. Вместо «будущий глава правительства» молодые люди с бело-голубыми флагами скандируют: «Вот пришел Шамир - и совершил переворот».


Переворот Яир Шамир, сын покойного израильского премьера Ицхака Шамира, действительно совершил: после присоединения к НДИ и задолго до начала предвыборной кампании белый, как лунь, технократ и боевой пилот, полковник израильских ВВС заявил: «Я категорически против создания палестинского государства в Эрец-Исраэль».


«А Биби – за, он сам сказал об этом в бар-иланской речи», - запричитала чувствительная  израильская пресса.  

«Как вы можете быть против «двух государств для двух народов», если в программу вашей партии внесен пункт об обмене территориями?» - допрашивали Шамира журналисты.

«Во-первых, наша партия плюралистична, а во-вторых – создавать второе государство негде: расстояние между арабским городом Калькилия и берегом Средиземного моря - всего 14 километров. Хотите загнать Израиль в «границы Аушвица»?» - парировал Шамир.


После объединения предвыборных списков НДИ и Ликуда нападки на Шамира усилились.

- О чем вы? – удивлялся Шамир, один из отцов-основателей израильского хайтека. – Вынужден напомнить, что, выступая в университете Бар-Илан, глава правительства сказал ясно: принцип «двух государств» может быть реализован лишь в том случае, если арабский мир официально признает Израиль еврейским национальным государством и если «палестинское государство» станет демилитаризованной зоной. И кто нас признал за истекшие четыре года? Абу-Мазен? Или ХАМАС, продолжающий обстрелы наших городов и поселков?!

- Но, как политик, занимающий четвертое место в объединенном списке Ликуд – НДИ, вы обязаны соблюдать партийную дисциплину и разделять предвыборную платформу… - наступала «просвещенная» пресса.

- А никакой предвыборной платформы нет, - отвечал Шамир. – Я ее, по крайней мере, не видел и не читал. Кроме того, мои взгляды разделяют такие звезды Ликуда, как Зеэв Элькин, Гилад Эрдан, Исраэль Кац, Хаим Кац, Ципи Хотовели и многие другие. Что же касается лидера моей партии Авигдора Либермана, то разве не он первым из израильских политиков заявил: вести переговоры не с кем. Море – все то же море, а Абу-Мазен – все тот же Абу-Мазен.


Сегодня утром (к моему немалому удивлению) государственное радио Израиля подтвердило: объединенный список «Ликуд – НДИ» действительно идет на выборы без платформы. Глупо и недальновидно сочинять программный документ на фоне непредсказуемой «арабской весны».

- Ваш отец Ицхак Шамир (благословенна его память) был и остался для меня идеалом главы правительства, - останавливает Яира Шамира пожилой мужчина, только что задавший мне вопрос, за какую партию я голосую.

- Яир, я слышал ваше выступление по телевизору, можно пожать вам руку?

- Вы – копия отца, причем не только внешне, - обращается к Шамиру пожилая женщина. – Вы придерживаетесь тех же взглядов, что Ицхак Шамир: он считал, что мира нужно добиваться только в обмен на мир, а не на исконно еврейские земли. Только при Ицхаке Шамире общение израильтян с террористами ООП было запрещено законом. И только при нем евреи чувствовали себя гордой сильной нацией. Вы ведь участвовали в Шестидневной войне, верно?

- Верно, - улыбается Шамир улыбкой своего отца. – И в Войне Судного дня – тоже. И в Первой ливанской…  

- Для меня Ицхак Шамир – это воспоминания о детстве и юности, - заключает Яира в объятия мужчина лет сорока. – Мы, жители Иерусалима, скучаем по вашему отцу, ностальгируем по тем временам, когда он был главой правительства. Но сейчас нами владеет ощущение, что Шамир вернулся. Лично я и все мои соседи голосуем за Ликуд – НДИ. Мы голосуем за вас.


Пристраиваюсь к активистам молодежной секции НДИ, чтобы сделать несколько кадров, - и становлюсь невольным свидетелем одной и той же сцены: растроганные иерусалимцы обнимают Яира Шамира, жмут ему руку, желают оставаться таким же сильным и несгибаемым, каким всю жизнь был его отец Ицхак Шамир, один из лидеров еврейского подпольного освободительного движения ЛЕХИ.

- Яир, какое счастье, что вы решили заняться политикой, - обращается к Шамиру владелец одной из лавок. – Это дает нам надежду на более достойное будущее. 

- Шамир вернулся! – скандирует теперь уже весь столичный рынок. – Шамир и «махаль» (буквы, которыми Ликуд – НДИ обозначены в бюллетенях), «махаль» и Шамир!.. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий