воскресенье, 21 октября 2012 г.

Самария: место встречи изменить нельзя


Израильская ассоциация «Место встречи» при поддержке министерства туризма и Русского общества друзей Еврейского университета в Иерусалиме организовала для российских журналистов необыкновенное путешествие: четыре дня подряд гостей нашей страны возили по Иудее и Самарии.
  
Я присоединилась на один день к российским коллегам уже после того, как они побывали в Хевроне и Гуш-Эционе, протопали пешком по дороге Праотцев и восхитились величием Иордиона.

Северный Иерусалим - «незаконное еврейское поселение»?

Выехав из отеля «Гранд Корт», расположенного в Иерусалиме на улице Сент Джордж, в 15-ти минутах ходьбы от Яффских ворот Старого города, наш автобус направился в Писгат-Зеэв. По дороге мы миновали столичный квартал Гило. Внешне он ничем не отличается от других районов Иерусалима, так что вряд ли кто-то из туристов-журналистов смог бы предположить, что не пройдет и трех дней, как  Евросоюз снова (в который уж раз!) громогласно осудит правительство Израиля за… намерение построить в этом жилом массиве 800 квартир!

С точки зрения баронессы Кэтрин Эштон, иерусалимские жилые кварталы Гило, Писгат-Зеэв, Рамот и Неве-Яаков – это такие же «незаконные  еврейские поселения», как Хеврон – древняя столица Иудейского царства. 

Даже несмотря на то, что после Шестидневной войны новые жилые кварталы были основаны на пустующих холмах к северу от Иерусалима, а вовсе не в так называемом «восточном городе», просвещенная Европа, а вместе с ней и либералы из США причисляют их к «еврейским поселениям на оккупированных Израилем территориях».

Не знаю, доводилось ли баронессе Эштон ездить по шоссе, на котором застрял в заторе наш туристический автобус, но смею предположить, что защитница палестинцев никогда не была ни в Гило, ни в Писгат-Зеэве. В противном случае ей было бы доподлинно известно, что эти «поселения» являются таким же естественным продолжением Иерусалима, как лондонский Кэнэри-Уорф - неотъемлемой частью британской столицы.  Именно на это («Лидеры Евросоюза оторваны от реальности») прозрачно намекнул в минувшую субботу министр иностранных дел Авигдор Либерман, реагируя на очередной антиизраильский демарш ЕС.

Российских журналистов пригласили в частично субсидированную министерством туризма поездку по Иудее и Самарии для того, чтобы они не просто ощутили ритм трудовых будней поселенцев, но  познакомились со многими из них, а может – и подружились. Универсальный принцип «лучше один раз увидеть…» срабатывает безотказно. Проблема заключается лишь в том, насколько сильны стереотипы, сформированные могущественной арабской пропагандистской машиной. 


Почти никто из моих российских коллег не обратил внимания на контрольно-пропускной пункт, который мы миновали в северной оконечности Писгат-Зеэва. Зато высящийся за ним участок стены - защитного  сооружения, благодаря которому террористы-камикадзе прекратили взрываться в Иерусалиме вместе с посетителями кафе и пассажирами автобусов, побудил одного из моих российских коллег вихрем сорваться со своего места и, припав к окну, провести детальную фотосъемку.

«Арабская пропаганда делает свое дело», - скажет мне позже гостья из Москвы, много лет освещающая арабо-израильский конфликт.

Миновав КПП и отрезок стены, мы неожиданно оказались в заторе. Будний день, половина десятого, но ползти до площади у поселка  Адам автобусу пришлось минут 20, не меньше, – пешком мы дошли бы скорее.

- В чем дело? – недоумевал мой коллега Григорий Кульчинский, ветеран газеты «Вести», основанной в 1992 году (напомню тем, кто страдает амнезией) Эдуардом Кузнецовым – диссидентом и сионистом, получившим всемирную известность благодаря ленинградскому «самолетному делу».

- Дело - в ценах! – предположила я. - По соседству с Адамом, в десяти минутах езды от Писгат-Зеэва, находится отделение сети самых дешевых в Израиле супермаркетов "Рами Леви": многие жители Иерусалима и арабы из прилегающих к столице деревень регулярно ездят туда за продуктами.

Высказанное мною предположение основывалось на фактах: мне неоднократно приходилось ездить на интервью в Центральный округ Поселенческого отдела ВСО, ведающего строительством новых сельскохозяйственных поселков в Иудее и Самарии и расширением уже существующих. Офисы Центрального округа занимают этаж в соседнем с супермаркетом здании. И каждый раз, вырулив из Писгат-Зеэва на ведущее в Самарию шоссе, я застревала в «пробке».

Арабам строить в Эрец Исраэль разрешено. А евреям?..

Миновав поселок Адам с его торгово-продуктовой достопримечательностью, наш автобус взял курс на перекресток Тапуах – центральную транспортную развязку Самарии. 

За окнами мелькали арабские деревни: трех-четырехэтажные белокаменные особняки (никаких следов муниципального архитектурного планирования здесь не наблюдается – каждый «дворец» построен в соответствии с фантазией и финансовыми возможностями владельца)…



Автомастерские, вокруг – непролазная грязь… Нарядные магазины под яркими вывесками…

Почти в каждой деревне - отделение Палестинского инвестиционного банка…


Отары овец, пасущиеся на холмах по обеим сторонам шоссе…

Нет, это не оговорка и не преувеличение: необжитых земель в Самарии столько, что если бы сразу после победоносного отражения арабской агрессии в 1967 году Израиль основал здесь сотни еврейских поселков, в «государстве Тель-Авив» не возник бы острейший дефицит жилья, а значит, и цены на квартиры остались бы общедоступными.

В середине 90-х, после подписания «ословских соглашений», эти бескрайние просторы были переданы палестинской администрации (под контролем ЦАХАЛа остаются лишь шоссе, ведущие в еврейские населенные пункты Самарии). Однако ни Арафат, ни Абу-Мазен не стали застраивать дарованные им земли ни в Самарии, ни в Иудее, ни в секторе Газа: Гуш-Катиф, откуда в августе 2005 года правительство Шарона депортировало почти 9000 поселенцев, по сей день лежит в руинах.


Как разъяснила мне в июне 2009 года Ноха Асад, врач из Рамаллы, участвовавшая во встрече израильских журналистов с палестинскими интеллектуалами,  требование относительно полной ликвидации всех «незаконных еврейских поселений» - вопрос сугубо политический, а вовсе не земельный. И отказ палестинских властей от застройки переданных им Израилем земель не имеет ничего общего с нехваткой денежных средств.

«Палестинское государство будет создано лишь в том случае, если Израиль ликвидирует все поселения», - подчеркнула Ноха Асад (магнитофонная запись нашей беседы по сей день хранится в моем компьютере).

« Почему? – удивилась я. - Ведь буквально лет 10-15 назад многие палестинцы работали в еврейских поселениях и прекрасно зарабатывали».

«Израиль не вправе оставить внутри палестинского государства поселенческую автономию – в этом случае сама наша государственность лишается всякого смысла: ведь поселенческие анклавы останутся под юрисдикцией Израиля», - разъяснила моя собеседница.

«То есть ликвидация поселений для вас – дело принципа?» - переспросила я.

«На территории палестинского государства не должны жить два народа!» - подтвердила доктор Асад. Впрочем, такого же мнения придерживается и Махмуд Аббас, о чем на прошлой неделе он написал  на своей странице в социальной сети Facebook.

Притязания Абу-Мазена на палестинское государство, полностью – на все 100%! - очищенное от еврейского присутствия, нисколько не смутили правящий «Ликуд»: после появления на Facebook откровений несостоявшегося «партнера» премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и министр финансов Юваль Штайниц досрочно перевели ПА 300 миллионов шекелей.

ООН – палестинским беженцам: плодитесь и размножайтесь!

- Что это за город? – спрашивают российские гости, пораженные панорамой, открывшейся с расположенной на вершине холма смотровой площадки.


- Это Шхем, - объясняет Ицхак Фишелевич, экскурсовод ассоциации  «Место встречи».


Судя по размаху жилищного строительства, городские власти не испытывают того катастрофического бюджетного дефицита, о котором Абу-Мазен постоянно трубит с трибун всевозможных международных форумов, возбуждая искреннюю жалость к «исстрадавшемуся под оккупацией народу Палестины» у впечатлительных англичан, американцев и прочих шведов. В Шхеме ударными темпами возводятся не только виллы, но и многоэтажные жилые дома. Автобусы (относительно дешевый вид общественного транспорта) здесь не ходят: по улицам раскинувшегося перед нами города снуют ярко-желтые такси и маршрутки.


Темным пятном выделяется на живой «топографической карте» Шхема разве что лагерь беженцев Балата - крупнейший на территориях, переданных Израилем под полный контроль администрации ПА.


- Почему бы не переселить обитателей лагеря беженцев в современное благоустроенное жилье? – недоумевает кто-то из гостей.

- Руководству ПА это невыгодно, с финансовой точки зрения, - хором объясняют примкнувшие к российским путешественникам израильские журналисты и блогеры. – UNWRA, агентство ООН по делам палестинских беженцев, кровно заинтересовано в продолжении существования таких лагерей как на территории ПА, так и в Сирии, Ливане и Иордании. Еще больше заинтересовано данное агентство в росте числа самих беженцев: ведь на их нужды международное сообщество ежегодно отстегивает баснословные суммы.


По возвращении домой я найду в интернете табличку, отражающую ситуацию с беженцами и выделяемыми на их «гуманитарные нужны» деньгами. По официальным данным, в Иудее и Самарии, 93% территории которых (включая Шхем) давным-давно находятся под контролем родной администрации ПА, лагерей беженцев больше, чем в контролируемом ХАМАСом секторе Газа: 19 против 8-ми. Если в 1948 году, после победы Израиля в Войне за независимость, официальное число беженцев не превышало 650 тысяч, то сейчас (с учетом детей, внуков и правнуков) оно выросло до 4 миллионов 798 тысяч – и день ото дня продолжает увеличиваться.

Если в цивилизованных странах Запада дети мигрантов, появившиеся на свет в государстве, предоставившем их родителям убежище, автоматически получают гражданство, то в Сирии и Ливане ничего подобного за истекшие 64 года не произошло. Что же касается Иордании, взявшей в свое время пример с просвещенной Европы, сегодня ее король Абдалла Второй горчайшее сожалеет о предоставлении гражданства палестинцам: их удельный вес перевалил за 70%. При этом стремительно исламизирующиеся потомки арабов Палестины реально угрожают стабильности правящего режима в хашимитском королевстве!

Денежными средствами агентство UNWRA, как явствует из таблицы, не обделено: в 2012 году ему выделено 665 миллионов долларов США на «гуманитарные цели» (здравоохранение, образование и т.д.). Плюс еще 301 миллион – на создание новых рабочих мест, покупку  продуктов и другие чрезвычайные нужды Палестинской автономии, по-прежнему остающейся (если верить все той официальной таблице) под «израильской оккупацией»!


- Вправе ли подразделения израильских военнослужащих входить в Шхем? – спрашивает кто-то из участников поездки.

- Боже упаси! – восклицает экскурсовод Ицхак Фишелевич. – Даже  подступы к могиле пророка Йосефа, расположенной на одной из окраин Шхема, патрулируют палестинские «полицейские», а не солдаты ЦАХАЛа. Отсюда и теракты.

В апреле 2011 года у гробницы Йосефа был убит 24-летний отец четверых малых детей Бен-Йосеф Ливнат – племянник министра культуры и спорта Лимор Ливнат. В день похорон на столичном кладбище Лимор Ливнат сказала:  «Мой племянник был убит террористом, переодевшимся палестинским полицейским. Это хладнокровное убийство. Бен-Йосеф отправился помолиться с несколькими евреями, и убили его лишь за то, что он был евреем».

Точно так же – ради убийства евреев - двое арабских террористов из деревни Аварта зарезали в ночь с 11 на 12 марта 2011 в поселке Итамар 37-летнего Уди Фогеля, его 36-летнюю жену Рут и их троих детей: 11-летнего Йоава, 4-летнего Эльада и трехмесячную малютку Адас. Как явствует из протоколов судебных заседаний по делу террористов – 19-летнего Амджада Ауды и его 17-летнего брата Хакима, они не состояли в какой-либо группировке и не отличались высокой «политической сознательностью». На зверское убийство еврейской семьи Ауадов, согласно их показаниям, толкнула «жажда приключений».

В Итамаре автобус останавливается у дома Фогелей. Окна закрыты, дверь заперта.

- Трех сирот воспитывают бабушка и дедушка, депортированные в 2005 году из Гуш-Катифа, - говорит Ицхак Фишелевич. – Дом, в котором были убиты пять членов семьи Фогель, сдан в аренду…

Следующий пункт назначения – поселок Хар Браха.

Маршруты «Места встречи» поистине уникальны: одна из основательниц содружества волонтеров Аня Антопольская – такая же поселенка, как жители Самарии, с которыми нам сегодня довелось встретиться и познакомиться.


Живет Аня в «русском» поселке Нокдим в восточной оконечности Гуш-Эциона. Поездку российских журналистов по Эрец-Исраэль она организовала со своей соседкой Мириам Гуровой – вдовой композитора Аркадия (Аарона) Гурова, расстрелянного в 2002 году арабскими террористами на ведущем к его дому шоссе.

- В вашей стране я не впервые, часто пишу об Израиле, - сказала мне на прощанье Наталия Аманова, корреспондент «Новых Известий». – Одно дело – услышать или прочесть, совершенно иное – увидеть собственными глазами поселки Иудеи и Самарии, познакомиться с живущими здесь людьми. Неизгладимые впечатления…

2 комментария: