среда, 26 сентября 2012 г.

Судный день: ч/б + немного красок



В начале 90-х, когда Яэль, дочь легендарного Моше Даяна, позволила себе позагорать в Судный день на тель-авивском пляже, в стране разразился чудовищный скандал. Яэль склоняли на все лады и чуть не объявили «врагом народа».


Я никогда не разделяла политических пристрастий госпожи Даян, экс-депутата Кнессета с крайне левого фланга. Более того: будучи декларировано светским человеком, в Судный день я по-прежнему не ем и не пью.  Иногда пост выливается в жуткую мигрень, а иногда обезвоживание организма проходит безболезненно. Когда мне выпадает столь редкое (при нашем климате) везение, я беру камеру, выползаю на улицу и... сходу превращаюсь во «врага народа»: прохожие подозрительно косятся в мою сторону, а кое-кто возмущенно кричит: «Асур!».

Чтобы не затевать с соотечественниками длинные теологические споры (на мой взгляд, каждый еврей глубоко в душе верит, просто не все мы умеем читать молитвы), в Йом Кипур я иду на компромисс с самой собой и снимаю не от глаза, а – от пуза. 


На пустой желудок в любом случае получается черно-белое кино: все твои ощущения заострены до предела, кажется, еще немного – и грохнешься в голодный обморок. С другой стороны, стараниями Эли Ишая в разгар "бархатного сезона" часы переведены на зимнее время, но и солнце светит уже не по-летнему, нависая прямо над головой, а скользит над Страной Израиля по касательной. Благодаря этому вырвавшиеся с раннего утра на улицу дети (все, как один, на велосипедах, роликах, в машинках с моторами и поющими на разный лад музыкальными клаксонами) отбрасывают длинные причудливые тени.


Если для взрослых Судный день - это время молитвы, «хешбон нефеш» или, по крайней мере, попытки очиститься от совершенных за год злодейств, то для израильских детей Йом Кипур – это самый светлый и любимый праздник. Детский день!

Автомобили припаркованы намертво, автобусы не ходят, не стучат колеса поездов.
Раскатывай хоть по направлению движения, а хоть против.


Можешь ездить по скоростным шоссе, на асфальт которых в остальные дни в году не ступит нога вменяемого человека.

В Судный день на велосипедах катаются целыми семьями – этакий ритуальный выезд, которого с нетерпением дожидаются и дети, и родители.


Светские израильтяне очищаются от грехов у моря (температура воды – 29 градусов). 


Правда, арендовать топчан невозможно – нерабочий день, пляжи закрыты, спасателей нет. Невежливо (по отношению к окружающим) приносить с собой на берег провиант. Даже те, кто пост не держит, стараются поесть дома, причем всухомятку – дабы не травмировали  постящихся соседей ароматы жареного мяса или свежеиспеченного торта.


И все-таки, несмотря на резко подскочившее за последние 20 лет количество нарушителей  традиции, Судный день так и остался особым, неповторимым, уникальным. 


Ведь только в этот день можно услышать Тишину - такую оглушительно непривычную, что кажется, будто на дворе не 5773-й год, а 1830-й.  Никакого завывания моторов, никаких гудков – в распахнутые окна врываются только звонкие детские голоса.


Хочешь – не хочешь, но в такой тишине задумаешься над Вечным, Непреходящим, и постараешься определить, в какой пропорции сосуществуют в твоей душе Добро и Зло.


Именно в этом, на мой непросвещенно светский взгляд, и заключается предназначение и высший смысл Судного дня.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий