пятница, 6 июля 2012 г.

Кому в Негеве строить можно, а кому – запрещено

Оазис в пустыне… Звучит банально, но основателям ранчо «Мааян а-Неурим» («Фонтан молодости») удалось создать в самом сердце Негева уникальный уголок, при виде которого даже пресыщенные экзотикой путешественники ахают от восторга.



Здесь все, как в сказке: лазурное озеро с чистейшей водой из термоминерального источника, зеленая трава на огромной поляне, деревянные домики, оливковые деревья, инжир… По вечерам в «Мааян а-Неурим» (двадцать минут езды от Беэр-Шевы) можно насладиться волшебными звуками классической музыки, а новый день начать с верховой езды. Основательница ранчо Тхия Эфрон-Клингер – настоящая израильская амазонка: даже в 35-градусную жару встречает гостей в кожаных сапогах и жилетке, с наганом на осиной талии.

Окруженный восемью песчаными холмами оазис был создан на территории регионального совета Рамат а-Негев в 2004 году. 
- С тех пор вот уже восемь лет подряд государство в лице прокуратуры ведет против нас войну, - говорит глава семьи Дуду Клингер. – Бюрократический аппарат делает всё, чтобы стереть наше ранчо с лица земли.

Нет, никаких субсидий на создание в пустыне искусственного озера, покупку саженцев и высадку олив Клингеры не получали. Бывшие жители Герцлии, решившие тряхнуть сионистской стариной и стать в Негеве первопроходцами, вложили в ранчо свои деньги – и немалые. Зарабатывают продажей отборных оливок, инжира да сдачей в аренду любителям романтики (небо в пустыне звездное) дачного домика. 
- Единственная организация, опекающая нас с первого же дня, - это Поселенческий отдел ВСО, - констатирует Тхия Эфрон-Клингер. – Что же касается моральной поддержки, то ее нам оказывает Пини Бадаш - бывший депутат Кнессета, председатель местного совета поселка Омер.   

 

Между небом и землей

 

Впрочем, в подвешенном состоянии, между небом и землей (с юридической точки зрения) оказались не только Клингеры. Тхия, Давид и четверо их сыновей – лишь одна из 23-х семей израильских предпринимателей, откликнувшихся во второй половине 90-х на  призыв правительства основать в Негеве в рамках проекта «Винный путь» высокоэффективные частные хозяйства. Официально фермерам  предстояло решить триединую задачу: заселение просторов пустыни, ускорение развития в регионе сельского хозяйства и туризма. Однако решение правительства имело еще и чисто сионистский подтекст: обеспечение сохранности государственного земельного фонда, который усилиями бедуинских «хамул» сокращается с космической скоростью.
С поставленной перед ними задачей фермеры справились. Вот что рассказал Моше Тена, также основавший в Негеве, подобно Клингерам, уникальное сельскохозяйственное предприятие: сотня купленных им породистых коров дает высококачественное молоко. Оно поступает в кибуц Йотвата, где производят йогурты и другие молочные продукты.
Электричество для фермы вырабатывают установленные здесь солнечные батареи, каждая из которых автоматически поворачивается в нужную сторону по мере движения светила по небу.

50% доходов приносит производство молока. Остальные 50 – продажа отборного перца и других овощей, которые ой как не просто вырастить в жарком климате пустыни. Но будущее этого хозяйства, использующего самые прогрессивные технологии, тоже пока под вопросом… 

- По ночам нам приходится бдительно охранять свои угодья и отбиваться от набегов бедуинов, норовящих что-нибудь украсть или вывести из строя, - говорит Моше Тена. – Но гораздо более тяжелые и изнурительные бои мы ведем днем: бюрократическая машина всеми способами пытается задушить основанное нами хозяйство. Четыре года  потребовались только на то, чтобы пройти все инстанции и заключить с Главным Земельным управлением договор о передаче нам в аренду на 50 лет участка, на котором основана ферма. В свое время создание нашего хозяйства санкционировало министерство развития Негева и Галилеи, однако подпись министра, видимо, прокуратуре не указ: она гнет свою линию.

- Фермы, основанные по решению правительства в рамках проекта «Винный путь», существуют уже более 12 лет, - рассказывает Яаков Москович, сотрудник регионального совета Рамат а-Негев, имя которого входит в Израиле в список ста самых влиятельных специалистов сельского хозяйства. – Практически каждое из этих хозяйств можно назвать образцово-показательным. Состоятельные люди на свой страх и риск перебрались в пустыню, чтобы лично участвовать в заселении Негева. Они настоящие сионисты-первопроходцы. Однако государственная прокуратура постоянно отравляет фермерам жизнь.

Сионизм и бюрократия: что первично?

Решение об ускорении заселения Негева посредством создания новых хозяйств было принято правительством по инициативе регионального совета Рамат ха-Негев во второй половине 90-х. Но как заманить в пустыню предпринимателей? За счет хотя бы минимальных льгот и послаблений! Например – передачи в аренду земельных участков без объявления тендера.
Именно так, а не на конкурсной основе разбросанные по пустыне «необитаемые острова» были переданы волонтерам, вызвавшимся на свой страх и риск основать в Негеве хозяйства, сам факт появления которых на государственной земле воспрепятствует экспансии бедуинских «хамул». Окончательно санкционировать проект «Винный путь» предстояло в рамках особого плана, утвердить который поначалу забыли, а затем – с огромным опозданием – приняли, после чего выяснилось, что для передачи фермерам участков следует объявить конкурс.
Фермеры тем временем продали свое имущество в разных уголках страны – от Изреэльской долины до Герцлии и Эйлата, перебрались в доставленные в пески караваны, закупили коз и коров редчайших пород, тракторы, стройматериалы, саженцы и занялись практическим сионизмом…
Прокуратура и Главное земельное управление пребывали в «летаргическом сне». Проснулись инстанции лишь после того, как высаженный и взлелеянный в пустыне виноград, инжир и оливы стали плодоносить и - приносить хотя бы минимальные доходы (ни о каких прибылях на том этапе не было и речи)!
Синагога на ферме "Фонтан молодости"

Сюрреалистическая ситуация: строительство ферм завершено, люди  ударными темпами обживают Негев, но формальные процедуры по передаче им земли, успевшей стараниями первопроходцев превратиться в цветущий сад, еще не завершены.    
Бедуинам, считающим себя хозяевами Негева, дерзкое сионистское вторжение не понравилось. Обиженных «королей пустыни» активно поддержали «зеленые» в лице Компании по защите природы и добровольного объединения «Человек, природа и закон», а также правозащитная организация «Адалла».
По какому праву фермеры, получившие от государства разрешение на использование предоставленных им участков в целях развития сельского хозяйства, понастроили циммеры, а кое-где даже открыли рестораны?! – возмущались правозащитники.
«Мы хотим продемонстрировать, что все граждане равны перед законом: вот почему Земельное управление подготовило материалы дела, которое будет возбуждено против фермеров точно по тем же критериям, по которым обычно возбуждаются дела против бедуинов, захватывающих государственные земли, - цитирует 8 октября 2006 года сайт газеты «Маарив» анонимный источник в государственной прокуратуре. – С точки зрения Закона об архитектурном планировании и строительстве, сам феномен семейных ферм преступен. Государство вправе предоставлять гражданам земельные участки только в тех случаях, когда их используются под нужды сельского хозяйства. В действительности выделенные государством участки в основном используются в целях развития туризма и торговли».
В октябре 2006 года прокуратура направила владельцам четырех хозяйств официальное предупреждение: если «незаконные постройки» не будут немедленно снесены, из первопроходцев фермеры превратятся в подсудимых.
Правда, на сбор улик прокуратуре потребовалось… еще три года! Лишь в мае 2009 года, когда марочные вина, произведенные из выращенного в пустыне винограда, успели получить «золото» на международных конкурсах, основателям семи ферм были предъявлены иски с требованием немедленно освободить переданные им (государством) земельные участки.
«Кто же они – владельцы семейных ферм в сердце Негева: первопроходцы, продолжатели славной традиции поселенчества, или нарушители Закона об архитектурном планировании и строительстве?» - таким вопросом задается 19 июня 2009 года газета «Гаарец».
«Действия прокуратуры – это предательство, - сказал в интервью «Гаарец» Эяль Израэль, владелец фермы «Кармей авдат». – Десять лет назад (в 1999 году – Е.К.) никто не хотел селиться в Негеве. Откликнулись только мы – и все свои шаги координировали с  инстанциями. А сейчас произошел «переворот»: вместо того чтобы утрясти формальности, от нас требуют разрушить все, что мы построили, а затем побороться на конкурсной основе за право восстановить загубленные хозяйства».  

К тому моменту, однако, в защиту приунывших сионистов выступили  депутаты Кнессета: пораскинув мозгами, они решили, что проще внести поправку в Закон об архитектурном планировании и строительстве, чем выкорчевать плодоносящие оливы и виноградную лозу. И внесли! Поправка вступила в силу не менее двух лет назад, но воз и ныне там: в разных судебных инстанциях продолжается слушание возбужденных против поселенцев дел. В июне 2011 года Беэр-Шевский мировой суд признал претензии прокуратуры безосновательными, постановив заморозить рассмотрение дела до тех пор, пока государственные структуры не урегулируют порядок землевладения. В ответ прокуратура и Земельное управление обжаловали это решение в более высокой судебной инстанции.
В январе этого года окружной суд отклонил кассационную жалобу прокуратуры, оставив в силе решение мирового суда Беэр-Шевы. Защиту измочаленных судебной тяжбой первопроходцев ведет адвокат Элиад Шрага, глава Движения за чистоту власти. Его требование – аннулировать иск, поданный против фермеров Негева. Проблема лишь в том, что виноград и инжир продолжают плодоносить, а в судебных инстанциях – жуткие очереди. Слушание дела катастрофически отстает от стремительного течения жизни.
- Но ведь если снести два с лишним десятка ферм, построенных между Беэр-Шевой, Димоной и Арадом, «освобожденные» от евреев земли тут же захватят бедуинские кланы, не так ли?спросила я Яакова Московича.
- Это очевидно! – подтвердил он.  
- Поддерживают ли фермеров какие-либо партии, входящие в правящую коалицию?
- Все сионистские партии поддержали проект создания в Негеве новых прогрессивных хозяйств. Против выступают только арабские депутаты и… прокуратура! – подвел черту Москович.

Бей своих, чтоб чужие боялись?

Читатели, которым довелось хоть однажды съездить из центра страны в Эйлат, наверняка обратили внимание на шатры и уродливые приземистые  строения, которыми утыканы огромные площади между Беэр-Шевой и Димоной. По данным добровольного объединения «Регавим», бедуины основали в Негеве на захваченных ими государственных землях 2200 (две тысячи двести!) незаконных форпостов, в которых самовольно соорудили 64.000 всевозможных построек – от жилых домов до предприятий, мечетей и складских помещений.

- По данным МВД, каждый год бедуины незаконно сооружают в Негеве 2 тысячи строений, - рассказывает Бецалель Смотрич, глава объединения «Регавим».
Арабские депутаты Кнессета и разномастные «правозащитники» на все лады кроют «сионистских оккупантов» за то, что к пиратским бедуинским форпостам не подведено электричество, там отсутствует водопровод и канализация. Государство, со своей стороны, постоянно предпринимает попытки создать для бедуинских кочевников благоустроенные современные поселки городского типа, на территории которых строительство велось бы в соответствии с действующими в Израиле законами. В этих целях в конце 90-х годов в Негеве был создан региональный совет Абу-Бсама, на территории которого сосредоточены 10 бедуинских поселков.

- Однако именно в этом региональном совете никто не следит за исполнением закона, - подчеркивает Бецалель Смотрич. – На весь совет – всего один инспектор! Он боится ездить в бедуинские поселки, потому что там жизни контролера-одиночки грозит реальная опасность. Результат катастрофический: не располагая данными о количестве и местонахождении пиратских построек, государство крайне редко возбуждает в судах дела против бедуинов - нарушителей Закона об архитектурном планировании и строительстве. Еще реже суды издают ордера о сносе арабского самостроя.
Чтобы еврейские фермеры (вспомним судебный процесс по делу Шая Дроми) не чувствовали себя брошенными на произвол судьбы инопланетянами, государство периодически создает… комиссии! Их цель – узаконить уже существующие пиратские постройки либо выплатить денежные компенсации тем «хамулам», которые согласятся снести сооруженный ими архитектурный хлам, освободить захваченные земли и поселиться в городках типа Рахата.
В последние годы найти крайне дорогостоящий (с точки зрения государственных средств) компромисс пыталась комиссия Гольдберга.
- Рекомендации всех этих комиссий, возможно, и конструктивны, - объясняет Бецалель Смотрич. – Однако они не предусматривают главного – реального, действенного контроля над соблюдением в Негеве законности.
- В чем должен заключаться этот контроль?
- А вот в чем: стоит появиться хоть одному незаконному строению – инспектор должен обратиться в суд, чтобы тот издал ордер о сносе, а местные власти при поддержке полиции обязаны исполнить предписание суда, то есть – разрушить пиратскую постройку, - говорит Смотрич. – Однако вместо того, чтобы выделить дополнительные штатные единицы инспекторов, правительство намерено легализовать большинство непризнанных бедуинских поселков, сооруженных на территории между Беэр-Шевой, Димоной и Арадом. Если рекомендации комиссии Гольдберга воплотятся в жизнь, на практике это будет означать лишь одно: в сердце Негева появится бедуинская автономия, обладающая территориальной целостностью. С точки зрения будущего Еврейского Государства, все еще ведущего борьбу за существование, это крайне опрометчивый и недальновидный шаг.
А пока…
Пока израильская Фемида успешно борется с еврейскими фермерами: в этом секторе добиться окончательной победы постсионизма гораздо легче, чем обеспечить исполнение элементарных требований закона во взрывоопасно-мятежном арабском.

Комментариев нет:

Отправить комментарий